Показать категории

Первый год на рынке

1990_1280х720.jpg


От редакции


Да здравствует рукопись без ненавистного красного карандаша цензора! Да здравствует слово в его самоценности! Наконец — свобода выбора!


Теперь можно открыть читателю то, что долгое время было ему недоступно: книги авторов-эмигрантов, исторические и философские исследования, запрещенные в советскую эпоху, произведения, ждавшие своего часа в столах писателей.


Пожалуй, ни одно молодое издательство того времени с такой четкостью и последовательностью, как «СЛОВО/SLOVO» , не заявляло свою программу не в декларациях и интервью, а ежегодным списком выпущенных книг. Сейчас, спустя десятилетия, можно по достоинству оценить безошибочность отбора имен и названий, точность попадания в читательский интерес. Почти каждая из книг, увидевших тогда свет, не раз потом переиздавалась другими, но право ее открытия принадлежит «СЛОВУ».



Среди таких открытий — книги писателей-эмигрантов. Впервые в России в нашем издательстве вышел «Дар» В. Набокова. Появились в те годы «Две повести» С. Довлатова, «Месо», «Искупление» и «Псалом» Ф. Горенштейна, книга-памфлет А. Гладилина, «Записки зеваки» В. Некрасова, «Американа» П. Вайля и А. Гениса, «Записки диссидента» А. Амальрика, книги Л. Копелева, Ф. Канделя.

 Это было настоящее возвращение русской литературы на родину.



Из первых уст



Наталия Александровна Аветисян, главный редактор издательства:

"Конец 80-х, начало 90-х — время невероятного подъема и возможностей. Было ощущение, что можно воплотить любую мечту, и в голову приходили самые разные идеи. Раньше они казались бы чем-то нереальным, недостижимым, а теперь мы думали: «А почему бы и нет?»


Во время одной из домашних посиделок мы с Григорием Шагеновичем и Дианой Варткесовной обсуждали: что же можно эдакое сделать? Наши бесконечные разговоры о литературе, культуре как-то сами подсказали ответ: издательство! Попробовали и — сделали. Тогда мы совершенно не осознавали, в какую авантюру ввязываемся. В голове была только одна мысль: цензуры больше нет. А значит, и нет злейшего врага редактора и издателя. 


Диана Варткесовна была настоящим «зубром» издательского дела и еще в советские времена совершала невозможное. Именно благодаря ей, работавшей тогда в журнале «Москва», в 1967 году состоялась первая публикация романа «Мастер и Маргарита». В «Новом мире» она издавала Чингиза Айтматова, Абрамова и многих других. Кажется, вся советская литература прошла через ее руки. Только она могла собрать ту команду профессионалов, которая у нас в итоге получилась: Лариса Георгиевна Беспалова — известнейший переводчик с английского и редактор «Нового мира», Владимир Васильевич Медведев — гениальный художник-график. И мы с Григорием Шагеновичем — филологи, на тот момент преподаватели.

Прежде всего, нужно было как-то выделиться среди разных предприятий в кооперативе «Совинтерконтакт», который уже тогда создал Григорий Шагенович с друзьями (чем только в нем не занимались: от создания совместных предприятий с западными фирмами до проектов по передвижению айсбергов к берегам Саудовской Аравии). Мы стали гордо называться «Слово — Ex Libris». Красивая надпись, сделанная от руки (ведь никаких компьютеров тогда не было). Этим именем мы до 1993 года и назывались.

Конечно, так называемый «brainstorm» — это одно дело, идеями можно фонтанировать бесконечно, и совсем другое — претворение всего этого в жизнь, ведь в начале 90-х в стране ничего не было, деньги не работали. И только благодаря невероятным комбинаторным способностям Григория Шагеновича нам удавалось находить материалы, из которых потом «лепилась» книга. Кажется, что это история прозаическая, но нет — это была чистейшей воды авантюра! В хорошем смысле!



Начали мы с возвращения из «изгнания» тех книг, которые усилиями Советской власти были спрятаны от читателя за семью печатями: запрещенная в те времена литература, книги уехавших из Советского Союза писателей, так что программа была весьма значительной. Это была тяжелая работа, в первую очередь, Дианы Варткесовны, которая была знакома со многими авторами лично: и с Виктором Некрасовым, которого звала просто Вика, и с Аксеновым (который после альманаха «Метрополь» тоже стал эмигрантом), и с другими, чьи труды впоследствии мы и издали. 


Конечно, литература должна была не только заставлять думать, но и развлекать. И мы решили издать «Десять негритят» Агаты Кристи. Книга стала первой в серии «Английский классический детектив». Наши первые поездки на ярмарку во Франкфурт тогда казались фантастическим событием, все было в новинку, да и мы сами для иностранных издателей были невероятной экзотикой: маленькое частное, только что появившееся издательство было страшно интересно всем западным издателям. Странным было, что мы говорим, что хотим, печатать можем все, что хотим, свободно себя ведем и не оглядываемся назад, и агент КГБ за нами не ходит. Конечно, мы совсем не соответствовали стереотипам, сложившимся за 70 лет Советской власти".



Пара теплых слов


В начале было СЛОВО/SLOVO. Характерная черта российской «самобытности» — с горечью уверять, что в этой стране ничего невозможно делать и пафосно цитировать: «хотели как лучше, а получилось как всегда». Пример 25-пятилетней деятельности издательства СЛОВО заставляет устыдиться скептиков и нытиков. К нему куда больше применима формула, выведенная Евгением Евтушенко: издатель в России — больше, чем издатель. Созданное в конце 1980-х годов на волне перестройки, СЛОВО стало символом новой России, синонимом свободы мысли и творческой деятельности. Когда будет написана подлинная история страны, особая глава в ней будет посвящена постсоветским издательствам и их фундаментальной роли в социальном и культурном строительстве нового общества. СЛОВО — не просто прекрасное издательство, книги которого будут украшением библиотек многих поколений, оно стало одной из первых площадок художественного эксперимента, консолидации культурного сообщества, «пропагандистом и агитатором» нового образа жизни. Я от всей души желаю моим дорогим друзьям и коллегам дальнейшего процветания, уникальных новых проектов и бодрости духа. Пусть вашим неизменным девизом будет: хотели как лучше, а получилось НАВСЕГДА! (Ирина Прохорова, Издательство «Новое литературное обозрение»)


Александр Солженицын 


Прошло много лет, но и спустя годы мы сохраняем особое отношение к литературе, которая когда-то была под запретом в нашей стране. В 2018 году, в год 100-летия со дня рождения Александра Солженицына с помощью Натальи Дмитриевны Солженицыной мы выпустили удивительное издание «Крохоток». 


Solj_cover_Front.jpg



Впервые «Крохотки» выходят отдельным изданием и впервые включают «утерянную крохотку», никогда ранее не публиковавшуюся. А возможность посмотреть через объектив на места, вдохновившие автора, — будет подлинным подарком читателю. Фотографии в оригинальном размере, сделанные Солженицыным в путешествиях, и факсимильные подписи на оборотах отпечатков помещены в книге рядом с текстами.


 Вы можете рассмотреть книгу и приобрести ее ТУТ



Видео в тему


Плейлист со всеми презентациями книги «Крохотки» на ярмарке nonfiction 2018 года и в книжных магазинах страны с участием Натальи Дмитриевны Солженицыной, а также отзывы и сюжеты на телевидении > https://www.youtube.com/playlist?list=PLKo5oUw_YigZRJpfw_Svi6-IF6Si539mo

Блогер Михаил Халецкий рассказывает о книге «Крохотки»:




Тем временем в стране и мире


  • В Москве на Пушкинской площади возводят крупнейший в Европе «Макдоналдс» — первый фастфуд в СССР. 
  • Поднимается четвертая за XX век волна эмиграции из СССР, в последние годы перестройки страну покидает около 1,5 млн человек. 
  • 15 августа в автокатастрофе погибает лидер группы «Кино», суперпопулярный Виктор Цой. 
  • 9 сентября рано утром у подмосковной станции Семхоз убит проповедник и богослов протоиерей Александр Мень, гибель которого впоследствии назовут первым заказным убийством. 
  • После падения Берлинской стены происходит стремительное объединение Германии: менее чем за год и безо всяких промежуточных этапов.
  • Присуждение Нобелевской премии Горбачеву, которое вызывает резкое недовольство у жителей СССР, но приветствуется Западом.
  • Принят закон: «Печать и другие средства массовой информации свободны».


Возврат к списку