Показать категории

«Практически каждая советская женщина умела шить и вязать»

Пресс-центр 

Телефон: +7 495 4192075

E-mail: karina@slovobooks.ru

Карина Ерицян



«Практически каждая советская женщина умела шить и вязать» — фрагмент книги Александра Васильева

В издательстве «Слово» вышла новая книга историка моды и телеведущего Александра Васильева «Без ретуши. Советский стиль» о формировании советского стиля жизни в моде, архитектуре, интерьере, на отдыхе, в детском саду, школе, космосе, искусстве и на кухне. «Москвич Mag» публикует фрагмент издания о том, как Васильев начал коллекционировать фотографии, находя их на помойках и букинистических магазинах.

На протяжении многих лет я собираю старинные фотографии. Начало этой коллекции было положено еще моим отцом, художником Александром Павловичем Васильевым, который во время работы над созданием костюмов и декораций к спектаклю «Петербургские сновидения» в Театре имени Моссовета изучал фотопортреты XIX века. Именно отец привил мне интерес к старинной фотографии. Он и сам очень любил фотографировать. Часто снимал природу, Нескучный сад, нашу квартиру, свою любимую жену, мою сестру Наташу, меня, друзей семьи… Запираясь в ванной, папа собственноручно проявлял фотографии. Сначала погружал лист фотобумаги в ванночку с проявителем, затем — в ванночку со стоп-раствором, затем — в фиксажную ванночку… Практически все фотографии, опубликованные в этой книге, кроме тех, что принадлежат западным изданиям, прошли через этот трудоемкий процесс.

В 1970-х годах, будучи школьником, я стал активно пополнять коллекцию отца собственными находками. Ходил по развалам и помойкам в то время, когда в Москве нещадно сносили дореволюционные здания. Мне удавалось отыскать не только отдельные фотографии, но даже целые семейные архивы.

Немало интересных снимков было приобретено мною в букинистических магазинах уже в 1990-х годах. В основном это фотографии пропагандистского толка, запечатлевшие мирную и счастливую жизнь советских тружеников, массовый отдых на советских курортах, праздничные демонстрации и парады, пионерские лагеря… Фотографы работали под давлением социалистической идеологии, часто снимая не то, что есть, а то, что должно быть. Наряду с ними существовали такие мастера, как Моисей Наппельбаум и Николай Свищев-Паола. Они были настоящими эстетами, и даже бытовые портреты в их исполнении не лишены художественной привлекательности и узнаваемого авторского стиля. Несмотря на то что многие их снимки сделаны в 1920–1930-х годах, запечатленные на них персонажи напоминают нам героев Серебряного века.

Не надо забывать, что фотоаппараты в СССР до 1960-х годов были большой редкостью, доступной далеко не каждому. В стране царил дефицит, распространявшийся и на фотопленку, и на фотобумагу, и на фотопечать… Поэтому наличие большого количества семейных фотографий — это сам по себе признак благосостояния. Существовали, конечно, фотоателье, но качество их печати оставляло желать лучшего. Многие фотографии выходили из фотоателье тусклыми и лишенными контрастности.

Огромное количество семейных архивов в советское время подверглось уничтожению руками своих же владельцев, опасавшихся возможных репрессий. Люди часто вымарывали из снимков своих репрессированных родственников. Неоднократно мне попадались фотографии, на которых лица людей были залиты чернилами или попросту вырезаны, чтобы никто не мог догадаться, кто изображен на снимке, потому что человек был сослан в лагерь, посажен в тюрьму или расстрелян.

Идея книги, которую вы держите в руках, родилась в начале 2000-х годов. В то время я работал над своим бестселлером «Русская мода. 150 лет в фотографиях». Через мои руки проходили сотни снимков, связанных, прежде всего, с модой. В основном это были любительские черно-белые фотографии, сделанные нехитрой фототехникой и запечатлевшие людей в самых разных жизненных ситуациях.

Многочисленные европейские и западные аукционы позволили мне приобрести работы иностранных фотокорреспондентов, сделанные либо во время рабочих командировок в СССР, либо во время туристических поездок. Они видели то же самое, что видел вокруг себя советский человек, но совершенно другими глазами. В привычной действительности наш замыленный взгляд не замечал деталей, которые могли показаться чужестранцу курьезными, интересными, впечатляющими и даже драматичными. Западные журналисты видели, как одеваются советские люди, чем они питаются, что продается в советских магазинах, как проходят показы мод, как выглядят члены правительства и их семьи, о которых рядовой человек в нашей стране почти ничего не знал. Это была тайна за семью печатями. Только приближенные к власти люди могли знать, как жили Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев… На официальных фотопортретах, тиражируемых нашей прессой, они были представлены абсолютно иконописными персонажами. Все знали об их семейном положении, но никто не представлял, как выглядят жены правителей, их дети… Это считалось не нашего ума дело. Это относилось и к другим партийным деятелям и даже к послам.

Конечно, в Советском Союзе существовало такое понятие, как «ретушь». Ретуши подвергались чаще всего снимки, на которых были запечатлены официальные лица. К примеру, было множество совместных фотографий Ленина и Троцкого. Как только Троцкого в 1927 году отправили в ссылку, его изображения тут же заретушировали на всех фотографиях. Та же участь постигла в свое время Ежова, Енукидзе, Берию и многих других опальных политических деятелей. Когда очередной член партии вдруг попадал в лагерь, его рука, лежащая на плече пока еще невредимого соратника, заштриховывалась таким образом, что попросту сливалась с одеждой. На месте лица новоиспеченного врага народа вдруг возникал букет цветов. С особым усердием фотохудожники ретушировали портреты Сталина, чье лицо, как известно, было поражено оспой.

Фотографий, сделанных западными фотожурналистами, которые вы увидите на страницах этой книги, ретушь практически не касалась. Эти снимки не подвергались цензуре, так как не работали на советскую идеологию.

В 1990-е—2000-е годы многие газеты и журналы США, Германии, Великобритании и Скандинавии стали избавляться от своих фотоархивов. Причиной тому послужила цифровая печать, превратившая фотографии на бумаге в ненужный балласт, который занимает много места. Продавались эти уникальные архивы по довольно сходной цене, поскольку заинтересовать могли только выходцев из Советского Союза. Для западных и европейских коллекционеров выставленные на торги многочисленные снимки времен СССР не представлялись достаточно важными историческими документами, особенно после распада Страны Советов. Эта информация обесценилась и стала похожа на холодное рагу, которое уже нельзя разогреть и съесть с удовольствием. Так в мою коллекцию советских фотографий вошел архив ежедневной газеты Chicago Tribune или архив крупнейшего швейцарского еженедельника, приобретенный мной на аукционе в Исландии. Кроме этого, мне удалось спасти архив воронежской газеты «Молодой коммунар», который после закрытия издания оказался практически на помойке. Множество фотографий и семейных альбомов были приобретены на блошином рынке в Измайлове, в антикварных магазинах Москвы, Петербурга, на барахолках в городах Сибири и Закавказья, в Тбилиси на Сухом мосту, в Киеве, в Риге, в Вильнюсе…

Тщательно изучив эти сокровища американских, европейских и советских газет и журналов, а также многочисленные семейные архивы, попавшие в мои руки, я собрал их в книгу, которая станет потрясающим визуальным пособием для нового поколения, для тех, кому не безразлична историческая память, как бы мы ни относились к наследию СССР. Посредством этого издания я могу рассказать представителям нового поколения о том, как реально была построена жизнь советского человека, пусть даже в отблеске черно-белой фотографии, ведь цветная печать была большой редкостью до 1960-х. Альбом «Без ретуши. Советский стиль» — это уникальная возможность оценить свежим взглядом историю государства, которое прекратило свое существование в 1991 году.

  • Эпоха НЭПа, около 1925 года. Банкет по случаю юбилея в квартире, которая знавала лучшие времена. Над столом висит битый абажур с керосиновой лампой 1900-х годов. Накрытая белой скатертью столешница сервирована посудой той же эпохи. На стене в раме фотография военного времен Первой мировой войны. Очевидно, что все участники этого праздника — представители дореволюционного сословия, хорошо описанного Ильфом и Петровым в «Золотом теленке».
  • Шейте сами, 1930. Эта фотография наглядно рассказывает нам о том, как рождалась мода в СССР. Поскольку одежда была в большом дефиците, практически каждая советская женщина умела шить, кроить, строчить, вязать. Эти навыки не считались уникальными, ведь импортные платья были не доступны, а советские скроены так неуклюже, что не вызывали желания их носить. Поэтому если кого-то спрашивали: «Откуда у вас такое красивое платье?», ответ был очевиден: «Сама сшила». На снимке запечатлены ученицы провинциальной школы кройки и шитья. Горбунья, сидящая в центре стола, — их педагог, бывшая белошвейка. На стенах развешаны выкройки и лекала детских платьиц, а шить девочек учат на швейных машинках «Зингеръ», завод по изготовлению которых был открыт в Подольске в 1902 году. Каждое изделие украшал тогдашний «знак качества» — надпись «Поставщик Двора Его Императорского Величества». С приходом к власти большевиков завод национализировали. Потом на нем наладили производство отечественных швейных машин под маркой «Госшвеймашина», а затем и «Подольск».
  • Перед кинотеатром, сентябрь 1951. Анна и Игорь Борцевич вместе со своими друзьями сфотографированы в Новосибирске на фоне бывшей Закаменской церкви, построенной в 1907 году. В 1938 году храм был закрыт и временно приспособлен под зернохранилище. Позднее это помещение занял кинотеатр «Октябрь». Зал, в котором проходили богослужения, не был приспособлен для демонстрации фильмов — гулкий звук и живущие под колокольней голуби доставляли зрителям массу неудобств. На афише у входа в кинотеатр значится название одной-единственной картины. Это фильм «Цирк» с любимицей советского народа Любовью Орловой в главной роли. Несмотря на то что эту музыкальную комедию Григорий Александров снял еще в 1936 году, картину даже 15 лет спустя продолжали показывать в кинотеатрах. Поскольку своих фильмов СССР выпускал мало, а западные ленты практически не доходили до нашего проката, люди смотрели одно и то же десятки раз. Имевшие кассовый успех картины шли в кинотеатрах месяцами, а иногда годами.
  • Выпускной вечер, 1960 год. До 1917 года в России проводились выпускные балы. Однако после революции ни о каких балах не могло быть и речи, поэтому церемонию, связанную с окончанием учебного заведения, стали называть выпускным вечером. Выпускники московских школ после получения аттестата зрелости традиционно отправлялись гулять на Красную площадь, где устраивали танцы, запускали в небо голубей и встречали рассвет. Девушки шили себе светлые платья, обязательные в хрущевскую эпоху, самостоятельно украшали их — кто кружевным воротничком, кто искусственным цветочком… В бытность мою выпускником школы №127 нас тоже всем классом повели на Красную площадь. Только одноклассницы мои уже в таких платьицах не ходили, потому что в моде были джинсы, и танцы мы танцевали уже совсем другие.
  • Уличное кафе, 1966 год. Уличное кафе-мороженое носит символическое название «Мечта». При одном взгляде на снимок становится ясно, что решившим сообразить на троих друзьям только и остается что мечтать хоть о какой-нибудь закуске. Что поделаешь — дефицит. Поэтому кроме пепельницы на столе мы больше ничего не видим. Зато в кадр попала замечательная чугунная скамейка — классический образец каслинского литья. Такие скамейки украшали парки, сады и скверы любого советского города, являлись культурным наследием и настоящим памятником сталинскому ампиру. А их автор — художник-архитектор Николай Борушко, родившийся в Вильне в 1907 году и окончивший Институт живописи, скульптуры и архитектуры Академии художеств в Ленинграде. В годы Великой Отечественной войны Николай Фомич служил топографом-разведчиком. По его зарисовкам, сделанным на передовой линии фронта, определяли и уничтожали огневые точки противника. В послевоенные годы Борушко занимался не только проектированием садово-паркового оборудования, но также созданием мебели для государственных учреждений.
  • Семейный праздник, 1970-е. Праздник в малогабаритной двухкомнатной квартире в самом разгаре. Чашки для чая уже поставили, а убрать салатницы еще не успели, потому что хозяин дома растянул меха аккордеона, а хозяйка пустилась в пляс. И обратите внимание на положение ее рук: точно в русском народном танце. Жаль, что в комнате, которая одновременно служит гостиной и спальней, места маловато — негде развернуться. Многие граждане нашей страны имели начальное музыкальное образование — одни играли на гитаре, другие, как наш герой, освоили аккордеон, третьи музицировали на пианино, четвертые увлекались хоровой самодеятельностью… Антураж комнаты весьма типичен для той поры. Главное ее украшение — книжный шкаф, за стеклами которого виднеются корешки полных собраний сочинений классических и современных отечественных и зарубежных авторов. Такая была мода — выписывали не только газеты и журналы, но также книги: двенадцать томов Маяковского, десять томов Пушкина, четырнадцать томов Джека Лондона, а кто-то хранил дома полное собрание сочинений Владимира Ильича Ленина. Модели самолетов на шкафу говорят о том, что аккордеонист скорее всего имеет отношение к авиации — сфере, которая всегда считалась очень престижной и высокооплачиваемой. Отсюда и обои с цветочным орнаментом — большая роскошь по советским меркам тех лет.
Оригинальная публикация: https://moskvichmag.ru/moda/prakticheski-kazhdaya-sovetskaya-zhenshhina-umela-shit-i-vyazat-fragment...

Возврат к списку



Пресс-центр 

Телефон: +7 495 4192075

E-mail: karina@slovobooks.ru

Карина Ерицян


Недавно посмотренные: 0 шт. Отложенные: 0 шт.
Товаров: 0 шт. Сумма: 0.00 руб.