Показать категории

ArtGuide публикует отрывок из книги "Архитектура. Торжество гармонии. Ренессанс в Европе"

Пресс-центр 

Телефон: +7 495 4192075

E-mail: karina@slovobooks.ru

Карина Ерицян




Кристи Андерсон. Архитектура. Торжество гармонии. Ренессанс в Европе

Оригинальная публикация: https://artguide.com/posts/2314

Кристи Андерсон — историк архитектуры, специализирующийся на европейском зодчестве периода Ренессанса. Настоящая книга впервые была опубликована в Великобритании в 2013 году. Она представляет собой панораму зданий, которые находились в разных частях Европы в XV–XVI веках. «По возможности я выбирала те архитектурные сооружения, которые более или менее хорошо сохранились до наших дней, и почти все из них видела воочию», — предупреждает Андерсон. С любезного разрешения издательства публикуем фрагмент главы «Архитектура господства: здания и власть».

Политическое правление — это реальность, привязанная к пространству. Для ренессансного правителя путь к власти был сопряжен с контролем над его владениями. Как и в любой монархии, первой заботой была защита государя; дворец олицетворял присутствие правителя в публичной сфере. Города и крепости отражают значение и влияние дворца еще больше и служат знаком политической власти для других. Специалисты по истории политики называют это воплощенной властью, и в этом смысле архитектурные сооружения, безусловно, являются неотъемлемой частью создания и поддержания власти. Двор был одновременно и политической организацией, и архитектурным пространством. Сложные, подчас запутанные правила поведения при дворе, основанные на ранге, фаворитизме и семейных связях, допускали различные уровни близости, в том числе физической, к правителю.

Все эти условности и модели поведения формировали определенную модель архитектуры, а здания служили постоянным напоминанием о необходимости соблюдения протокола. В этом контексте архитектуру следует рассматривать как не просто активный, но неотъемлемый компонент политического правления, отражающий идентичность тех, кто находится у власти, и воплощающий их физическое присутствие.

Когда в 1469 году Фердинанд II, король Арагона и Сицилии, женился на своей кузине Изабелле Кастильской, они заложили основы политического альянса, который объединил и различные художественные традиции Испании. Стремление супругов, «католических королей», как их принято называть, к усилению монархии, централизованному управлению и религиозному конформизму сформировало и их предпочтения в искусстве. Изабелла проявляла себя как более активная патронесса в придворном окружении ученых, художников и архитекторов Пиренейского полуострова и из-за рубежа. Духовник Изабеллы, кардинал Франсиско Хименес де Сиснерос (1436–1517), явился отцом религиозного консерватизма католических монархов. Жесткая нетерпимость к маврам и евреям, прежде всего в королевстве Гранада, которое Фердинанд и Изабелла окончательно захватили в 1492 году, отражала суровую религиозную политику Сиснероса. Имперские устремления Испании в Америках и Африке соответствовали рвению, с которым Сиснерос поддерживал укрепляющуюся испанскую монархию. Придворный стиль архитектурного покровительства Фердинанда и Изабеллы, тоже имперский, заимствовал элементы художественной культуры предков обоих супругов, как и территорий, которые они привели под испанское правление.

Власть Фердинанда и Изабеллы была оспорена притязаниями Хуаны Бельтранехи, дочери предыдущего короля Кастилии Энрике IV. Изабелла, сестра Энрике IV, устранила эту угрозу, когда их с Фердинандом войска разгромили армию португальского короля Альфонсо в битве при Торо (1476). В благодарность за победу Изабелла основала францисканский монастырь Сан Хуан де лос Рейес в Толедо (строился в 1477–1504), которому предстояло стать королевским мавзолеем.

Простота ничем не украшенных фасадов отражает стилистические предпочтения кардинала Сиснероса в пользу строгой архитектуры без излишеств. Однако такая сдержанность не распространяется на оформление клуатра и монастырской церкви в Сан Хуан де лос Рейес. Церковь имеет широкий центральный неф с четырьмя капеллами по бокам, неглубокие рукава трансепта и восьмиугольную апсиду. Этот относительно простой план предоставляет архитектору Хуану Гуасу широкие возможности прославить покровителей с помощью роскошного декора и королевских символов.

Самое богатое убранство сосредоточено на пересечении нефа и трансепта, под куполом, пропускающим свет, где предполагалось поместить королевские гробницы. В сводах церкви и клуатра используется распространенное в Европе сочетание готических форм в регулярном и математически заданном порядке. В cimborio (исп. — свод купола) используются параллельные нервюры, как у сводов соборной мечети в Кордове. С северной и южной сторон стены трансепта украшены королевской геральдикой — связкой стрел и ярмом, символами подчинения и контроля. Геральдика говорила на понятном языке с любым посетителем, и за ее содержанием следил член двора Изабеллы. Эта ответственность, возможно, легла на придворного гуманиста Антонио де Небриху, автора девиза королевы: «Tanto monta, monta tanto, Isabel como Fernando» («Все едино, Изабелла — то же, что и Фердинанд»). Так провозглашалось равенство власти Изабеллы и власти ее мужа. Формирование образа двора через архитектуру составляло важную часть политики.

Хуан Гуас (ок. 1430–1496) служил при дворе Изабеллы мастером королевских работ и главным архитектором в Сан Хуан де лос Рейес. Родом из французской Бретани, сын каменщика, он переехал в Испанию, когда ему было примерно десять лет. Обучаясь в Испании, Гуас получил непосредственное представление о строительных ремеслах и взаимодействии всех участников строительства, включая рабочих, скульпторов, ученых, художников и ремесленников.

Декоративное оформление Сан Хуан де лос Рейес представляет собой сочетание исламских форм и техник исламских мастеров, работавших в Испании даже после того, как она стала полностью христианской (так называемый стиль мудехар), и нидерландской позднеготической архитектуры, проникавшей через прочные связи с французской культурой. Этот испано-нидерландский стиль является уникальным примером смешения культур в политическом и художественном мире Изабеллы. Ремесленники приносили с собой знания о строительных традициях своей родины, которые объединились в архитектуре и декоре Сан Хуан де лос Рейес. Так, потолок в клуатре представляет собой традиционную исламскую потолочную кессонированную конструкцию, известную как артесонадо, состоящую из множества замысловатых переплетений деревянных планок, здесь — с эмблемами «католических королей».

Такое единение традиций в испано-нидерландской архитектуре совсем не обязательно рассматривать как признак толерантности; скорее это часть политики имперской ассимиляции, которую проводили Фердинанд и Изабелла, собирая элементы различных культур и общностей под свою корону. Придворное искусство эпохи Возрождения во многих государствах использует подобный подход в создании стиля, сплавленного из разнообразных источников, как знак власти правителя, вовлекающего всех в орбиту своего могущества. Здесь такой сплав, возможно, был частью суровой политической реальности, но эффект превзошел ожидания, сохранив наследие христианского и мусульманского происхождения владений Фердинанда и Изабеллы.

Возврат к списку



Пресс-центр 

Телефон: +7 495 4192075

E-mail: karina@slovobooks.ru

Карина Ерицян


Недавно посмотренные: 0 шт. Отложенные: 0 шт.
Товаров: 0 шт. Сумма: 0.00 руб.